Будущее Молдовы и ассоциация с ЕС: фактор России и кризис в Украине

This article was originally posted on EastBook and is a translation of an earlier article on EUROPP.
Подписание Соглашения об ассоциации ЕС с Молдовой запланировано на июнь 2014 года, а парламентские выборы в стране пройдут в ноябре этого года. В своей статье Елли Нотт и Девид Риннерт описали влияние кризиса в Украине на внутреннюю политику Молдовы и ту тонкую грань, на которой Молдова балансирует между ЕС и Россией. По их утверждениям, кризис осложнил политическую ситуацию в стране с этническими группами, разделенными отношением к ЕС и захвату Крыма Россией. Это может оказать влияние не только на внешнюю политику страны, но и на поддержку избирателями политических партий в ноябре.

За последние два года, задолго до недавних событий в Украине, восточные соседи ЕС стали вызывать все большую озабоченность. Однако вторжение России в Украину привело к ухудшению политической ситуации в регионе. С момента аннексии Крыма будущее Молдовы рассматривалось с некоторым пессимизмом, однако чрезмерно упрощенные прогнозы о будущем страны и ее геополитической вовлеченностью нельзя рассматривать как полезные.

В последние месяцы ситуация в Молдове стала более сложной не только внутри страны, но и на уровне всего региона, потому что уже в обозримом будущем страна столкнется с необходимостью определиться со своей позицией между Россией и ЕС.

Первые последствия украинского кризиса Молдова вероятнее всего ощутит в ходе двух ключевых событий в ближайшие месяцы, а именно: во время планируемого подписаниия Соглашения об ассоциации с ЕС в этом месяце и на парламентских выборах в ноябре.

Политическая ситуация в Молдове была напряженной ещё до кризиса в Украине в связи с отставкой бывшего премьер-министра Владимира Филата в 2013 году и увеличением давления со стороны России на Кишинев, а последние события в Крыму и за его пределами еще больше дестабилизировали страну с ее 3,5 миллионным населением. Во-первых, после интервенции России в Украину, Молдова столкнулась с увеличением внутренней нестабильности в нескольких частях страны. В марте парламент Приднестровья, де-факто государство в восточной части Молдовы,официально обратился к правительству Путина с просьбой включить их в состав Российской Федерации. Месяцем ранее Гагаузия, автономная область на юге страны, провела неконституционный референдум, в котором подавляющее большинство участников голосования выразили свое желание присоединиться к Таможенному союзу России. Хотя конкретные последствия этих шагов для Молдовы остаются пока неясными, они уже указывают на повышенный риск этнических или языковых разногласий в стране.

Во-вторых, растущие внутренние разногласия в Молдове также подчеркивают противоположные мнения граждан о геополитическом курсе страны. С момента начала работы правительства Филата в 2009 году поддержка ЕС населением постоянно снижалась. Так, в мае 2014 года всего 44 процента молдаван поддерживали членство в ЕС, а не Таможенный союз. В 2010 году эти показатели были гораздо более высокими. Такое снижение числа сторонников ЕС за прошедшие годы отражется и во мнениях молдаван по поводу действий России в Украине, как показано на графиках 1 и 2 ниже.

График 1: Ответы представителей разных этнических групп, проживающих в Молдавии, на вопрос: “Если бы в следующее воскресенье проводился референдум о присоединении Республики Молдова к ЕС/Евразийскому таможенному союзу, как бы Вы проголосовали?” (апрель 2014 г.)

Примечание: в графике использованы данные опросов Института общественной политики (апрель 2014 г.). График не включает варианты ответов “отказываюсь отвечать/не знаю/другое”. Молдаване и румыны составляют большинство населения страны (более 70 процентов). Россияне, украинцы и другие этнические группы составляют лишь небольшой процент населения, поэтому следует с осторожностью принимать во внимание данные опросов для этих групп.

График 2: Ответы представителей разных этнических групп, проживающих в Молдавии, на вопрос: “Поддерживаете ли вы аннексию Крыма Россией?” (апрель 2014 г.)

Примечание: в графике использованы данные опросов Института общественной политики (апрель 2014 г.). График не включает варианты ответов “отказываюсь отвечать/не знаю/другое”. Молдаване и румыны составляют большинство населения страны (более 70 процентов). Россияне, украинцы и другие этнические группы составляют лишь небольшой процент населения, поэтому следует с осторожностью принимать во внимание данные опросов для этих групп.

В-третьих, политические партии пытаются нажить политический капитал, используя эти разделения и кризис в Украине в преддверии ноябрьских парламентских выборов в Молдове. В то время, как нынешняя проевропейская власть, состоящая из Либерал демократической партииДемократической партии и Либеральной партии, нацелена на подписание Соглашения об ассоциации в конце этого лета, пророссийский лидерКоммунистической партии Владимир Воронин подчеркивает, что Республика Молдова «должна поддерживать отношения со своим стратегическим партнером [Россией и странами бывшего СССР]». Тем не менее, как показывает график 3, недавние опросы общественного мнения свидетельствуют о том, что кризис в Украине привел к снижению общественной поддержки коммунистов, которые в 2013 году значительно выигрывали от кризиса в стране, связанного с бывшим премьер-министром Филатом.

График 3: намерения голосовать в Молдове (январь 2013 года – май 2014 года)

Примечание: в графике использованы данные опросов Института общественной политики и Молдавской социологической ассоциации опросов общественного мнения, касающиеся вопроса: “Каким из партий Вы бы отдали голоса, если бы парламентские выборы проходили в следующее воскресенье?”

В выстраданном ЕС Восточном партнерстве – инициативе, направленной на стабилизацию политической ситуации и усиление экономики на восточной границе ЕС,Молдова получила право на главный источник финансирования, если принимать во внимание соотношение численности населения и экономику. ЕС недвусмысленно продемонстрировал, что не собирается таким образом создавать “геополитическую конкуренцию” с Россией из-за Молдовы и не считает углубление политических и торговых отношений Молдовы с ЕС несовместимыми с российско-молдавскими отношениями. Однако эта позиция наивна, потому что ЕС стремится соответствовать тому, что предлагает Россия (альтернативный поставщик газа и альтернативный рынок для вин Молдовы). Кроме того, ЕС утверждает, что его зона свободной торговли не нарушает суверенитет Республики Молдова, в отличие от Евразийского таможенного союза, который, по утверждению ЕС, является “наднациональным образованием”, ограничивающим суверенитет Республики Молдова через торговые решения.

С самого начала кризиса в Украине наблюдается четкая риторика со стороны ЕС, стремящегося показать странам Восточного партнерства “более серьезные, решительные и твердые намерения”, предложить им “иное будущее”, как альтернативу их “проблемному прошлому”, и явное изменение темпа в развитии политики Восточного партнерства в Молдове и Грузии. 

Даже в декабре 2013 года Герман Ван Ромпей утверждал, что ЕС теперь готов “ускорить” подписание соглашения об ассоциации с Грузией, Украиной и Молдовой.

В связи с кризисом в Украине, подписание Молдовой Соглашения об ассоциации уже передвинулось с августа на июнь этого года. В апреле молдаване получили безвизовый доступ в ЕС. Этот шаг давно рассматривался как “наиболее важный вопрос” для государств Восточного партнерства из-за материальных выгод, которые он приносит простым молдаванам и бизнес-элите. И все-таки, согласно данным опросов Института общественной политики, количество простых молдаван, которые ездят в ЕС, завышено по сравнению с 83 процентами тех, кто в течение последних 5 лет не выезжал в ЕС . Трудно также сказать, сколько граждан, действительно побывавших в странах ЕС, воспользовались для этого румынским паспортом, принимая во внимание облегчение процедуры получения или возврата румынского гражданства, введённое Румынией.

Хотя ассоциация ЕС с Молдовой набрала темпы, принципиальные вопросы, связанные с отношениями Молдовы и ЕС, остаются нерешенными.

Особое значение имеет тот факт, как Приднестровье впишется в Глубокое и всестороннее соглашение о свободной торговле (DCFTA) Молдовы с ЕС, которое является частью Соглашения об ассоциации. До 2015 Приднестровье и Молдова должны выяснить свои отношения в свете этого соглашения, но все указывает на то, что Приднестровье не согласится с позицией Молдовы и потеряет свои привилегированные торговые преференции с ЕС.

По утверждениям Нику Попеску, Приднестровье должно подумать о своих собственных интересах и избежать “уничтожения остатков экономики Тирасполя из-за политических лозунгов”, учитывая, что 30 процентов экспорта Тирасполя направлено в Молдову, в то время как еще 40 процентов направляется в страны ЕС, и лишь небольшой процент идет в Россию. Однако призыв Приднестровья к интеграции с Россией демонстрирует более напряженную политическую ситуацию между Россией, Приднестровьем и Молдовой, а вопрос самоопределения Приднестровья остаётся непредсказуемым.

Румыния была одним из ключевых защитников Молдовы в ЕС. Румыния – это также один из основных двусторонних партнеров Республики Молдова, который  с помощью Ясско-Унгенского газопровода пытается стать противовесом России для Молдовы. Этот путепровод обеспечит  Молдову альтернативным первичным источником газа (25 процентов будет финансироваться за счет ЕС). Тем не менее, позиция Румынии в отношении Молдовы часто переходит рамки прагматики и направляется в сторону сентиментальных отношений: эта страна воспринимается как территория, несправедливо аннексированная Советским Союзом, где, по заявлениям Румынии, большинство населения составляют этнические румыны (вот причины облегчения процедуры получения румынского гражданства).

Во время последнего саммита Восточного партнерства в Вильнюсе, который должен был быть посвящен углублению отношений Молдовы с ЕС, к большому ужасу ЕС президент Румынии Траян Бэсеску говорил о повторном объединении с Молдовой, как о все еще актуальной цели внешней политики Румынии (которая уже добилась вступления в НАТО и ЕС).

Следовательно, позиция Румынии в отношении Молдовы зажата между этими конкурирующими подходами и может быть контрпродуктивной для отношений ЕС с Молдовой.

Тем не менее, Молдова будет вынуждена найти баланс между отношениями с ЕС и Россией, потому что Россия останется ключевым партнером для Молдовы в качестве основного источника денежных переводов и газа. Позиция России в отношении Молдовы остается сложной не только из-за призыва Приднестровья, который до сих пор воспринимается с осторожностью. Но и из-за региона Гагаузия, который находится в интересном положении, будучи единственным регионом в Молдове, где Россия сняла свой винный запрет после гагаузского референдума, упомянутого выше. Позиция России в отношении Молдовы фокусируется на необходимости ее постоянного нейтралитета. Действительно, министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что Приднестровье может не опасаться российского вмешательства, пока Молдова остается “нейтральной”.

Тем не менее, понимание того, каким должен быть нейтралитет Молдовы, можеть быть различным. С точки зрения НАТО, партнерство Молдовы с НАТО “совместимо с нейтралитетом”, что основано на отношениях с уже нейтральными государствами, а также “совместимо с хорошими отношениями с Россией”. Однако со стороны РоссииДмитрий Рогозин утверждает, что даже “Ассоциация с ЕС означает изменение нейтрального статуса Молдовы” на том основании, что “для вступления в ЕС нужно присоединиться к НАТО”. Это утверждение придает чрезмерное значение предложению ЕС, учитывая, что акцент делается на том, что Соглашение об ассоциации не следует приравнивать к обещанию будущего присоединения.

Однако прогноз российско-молдавских отношений не должен быть полностью пессимистичным. Россия показала большую готовность вмешаться, чем прогнозировалось, но Россия также имеет больше интересов, чем она в состоянии одновременно удовлетворить. Это стало очевидно сейчас в Абхазии, где Россия столкнулась с побегом президента в де-факто государстве, которое она поддерживает. Поэтому трудно предсказать, как будут развиваться российско-молдавские отношени, ведь украинский кризис вызвал растущую неопределенность на широком постсоветском пространстве.

В своей совокупности кризис в Украине еще более осложнил (гео)политическую ситуацию в соседней Молдове в разных аспектах.

Понятно, что Молдова будет продолжать определять свое положение между Россией и ЕС, но она уменьшает возможности для маневра, позволяющие это делать.

Как утверждалось ранее, государства-члены ЕС должны более внимательно учитывать фактор России в своих делах с Молдовой и, например, отделить рассуждения о европеизации от рассуждений о безопасности.

Внутренне ЕС должен обеспечить обтекаемую позицию, особенно в отношении румынской внешней политики. Молдова должна также попытаться укрепить региональное сотрудничество, особенно с Украиной, потому что обе страны в настоящее время сталкиваются с аналогичными геополитическими ситуациями, находясь между Россией и ЕС. Для Молдовы ближайшие месяцы остаются напряженными не только из-за окружающей геополитической ситуации, но также из-за предстоящих парламентских выборов, которые могут привести к национальному политическому землетрясению в конце 2014 года.

___________________

Перевод с английского выполнила Ольга Яцына

Статья опубликована в Блоге Лондонской школы экономики 5 июня.